+7 (925) 506-65-19, также WhatsUp

  +7 (916) 720-77-30

Неизвестный Милан - История и культура: corso Venezia, corso Vittorio Emanuele, Duomo 2


Однако пора проявить последовательность и вернуться на главную ось к прерванному маршруту. От площади Сан Бабила начинается корсо Витторио Эмануэле, получивший королевское имя в 1860, до этого же называвшийся corsia dei Servi по имени находившихся здесь монастыря и церкви Santa Maria dei Servi – отцов сервитов (слуг господних). В самом начале слева (если церковь Сан Бабила справа) заметен хороший пример фашистской архитектуры palazzo del Toro (Ланча, Меренди, 1939) по имени страховой компании-заказчика Assicurazioni Toro. Прошу учесть, что слово «фашистский» не имеет здесь ровно никакого оценочного значения, это официальное название и констатация исторического факта: здание было построено при Муссолини. В нём же находится Teatro Nuovo – Новый театр, который с 1938 сделался ареной столкновений традиционных и новаторских тенденций в театральном искусстве. Правда, изначально он находился через дорогу в первом миланском небоскрёбе Torre Snia (Римини, 1937, via Bagutta, 1).

Milano palazzo del Toro

На площади новый фонтан (Каччи, 1997), который по идее представляет связь Милана и воды. О его художественных достоинствах можно спорить, но мысль он выражает абсолютно правильную: эта связь подтверждается всей географией и историей города.

Далее справа по корсо у нас идёт внушительный фасад церкви San Carlo al Corso (Амати, 1847). Ещё один пример неоклассики, причём (но это уже личное) не самый удачный, поскольку чрезмерно большие окна в барабане купола и слишком большое расстояние между колоннами сбоку от окон скрадывают коринфский портик и придают зданию чересчур гражданский вид.

Milano San Carlo al Corso

По ходу дела. Есть три основных ордера капителей (верхней части колонн): дорический – самый простой, прямоугольный, ионический – с завитушками, коринфский – в виде корзины с цветами.

Впрочем, всему есть объяснение. Во время строительства архитектурное окружение было иным, и, соответственно, изначальный проект: купол должен был быть ниже, а напротив церкви на другом конце площади предполагалась эзедра (полукруглое здание). Однако вместо эзедры построили прямую гостницу (разрушенную в 1943) и решили надстроить на два этажа здания по бокам церкви. Купол пришлось поднимать, чтобы он не потерялся. Но окна всё равно большие! Над колоннами, согласно античной традиции, надпись латинским языком и римскими цифрами: DEDICATUM S. CAROLO MDCCCXLVII, где М это1000, D 500, C 100, L 50, ну а X и VII известно всем. И получилось: ПОСВЯЩАЕТСЯ СВ. КАРЛУ 1847. Вот мы опять встречаемся со св. Карлом Борромео, епископом миланским с 1560 по 1584, весьма заметной фигурой не только в истории Милана, но и Европы.

По ходу дела. В XVI веке католическая церковь из-за открытой порочности, откровенной бездуховности пап находилась в трудностях: в Европе началось движение Реформации. Тот же Стендаль в своих «Прогулках по Риму» называет папу Александра VI из семейства Борджа «самым совершенным воплощением дьявола на земле». Мартин Лютер не только выступил против папства, но и замечательно обосновал старый тезис о том, что человек достигнет спасения через веру, а не через церковь, следовательно, она не может быть посредницей между богом и человеком. Движение имело успех в Англии, Нидерландах, Германии, Швейцарии, но дальше всех пошла Англия. В 1534 король Генрих VIII упразднил католицизм, конфисковав церковные земли, и утвердил англиканскую церковь (и ведь ничего – не пропали, и национальный престиж сохранили и национальное достоинство). Естественно, Римом были приняты ответные меры, вошедшие в европейскую историю под названием Контрреформы. Тридентский собор (Concilio di Trento, 1545-1563) заседал почти 20 лет с перерывами, вырабатывая кардинальные меры по укреплению католической церкви. Одним из безусловных лидеров Контрреформы стал Карл Борромео, сделавший из Милана цитадель католицизма.

Charles Borromeo

Как уже было отмечено, корсо Витторио Эмануэле является пешеходной зоной, начавшей формироваться в 1953 году, когда по обеим сторонам улицы были проделаны крытые галереи для пешеходов. Вторым этапом явилось освобождение от машин в 1969 территории вокруг Дуомо. В 1985 мэром было принято решение снять асфальт и замостить проспект. Окончательный вариант представили горожанам 20 декабря 1987 года под звуки «Симфонии для 21 фортепьяно», исполняемой на 22 инструментах, которые были установлены вдоль корсо на расстоянии восьми метров друг от друга. За 22-м сидел сам композитор.

В крытой галерее справа (если лицом к Собору) в стене дома № 13 находится один из городских курьёзов: древнеримская статуя в тоге, на пьедестале которой в прежние века вывешивались политические сатиры. Видимо, из-за латинской надписи Carere debet omni vitio qui in alterum dicere paratus est, которую ужасно хочется перевести не сухою фразой, а как-нибудь так: Кто ближнего захочет осуждать, тот прежде совершенством должен стать. Миланцы называли статую Omm de preja (каменный человек) – это на диалекте, на итальянском будет uomo di pietra. Ощутили разницу? Или, более фамильярно, el scior Carera – синьор Карера по первому слову эпитафии. Scior (шёр, нечто среднее между «у» и «ё»), таким образом, есть диалектный вариант слова signore (синьоре).

На королевском проспекте нас ждёт ещё одно знакомое имя: Либерти. Причём на этот раз в виде целой площади piazza del Liberty (в 50 метрах от корсо направо по via S. Paolo). Здание белого цвета это всё, что осталось от фасада отеля Трианон (1905), в котором до 1920 года было самое модное в Милане cafe`-chantant. Сильно пострадавший во время бомбардировки 43 года, фасад был разобран и частично восстановлен в 1956-63 годах (Джованни и Лоренцо Муцио).

По ходу дела. Вот я всё говорю «либерти, либерти», а кому-то, возможно, и непонятно. Так что пора объясниться. Я имею в виду стиль, который родился во второй половине XIX века в Англии под именем ARTS & CRAFTS. Во Франции он стал называться ART NOUVEAU, в Австрии SEZESSION, у нас в конце концов МОДЕРН. А в Милане его назвали LIBERTY по имени лондонской фирмы Liberty & Co, в XIX веке поставлявшей в Европу, и особенно в Милан, предметы интерьера, сделанные в новом стиле. Затем название распространилось на все новаторские течения в искусстве, в том числе и на новую архитектуру.

Дом №8 по королевскому проспекту (тот, в котором обувной магазин Vergelio) есть ещё один результат перестройки в стиле Либерти теми же архитекторами Муцио (1956-1963), исторически он назывался Magazzini Bonomi (Бономи, 1907). Очень симпатичное здание, но взгляд ваш только скользит по фасаду, невольно обращаясь к тому, что впереди. Там Собор. Как возникший из бездны остров, увиденный пассажирами фрегата, на котором плыла Фрези Грант (бегущая по волнам). Гора фантастических очертаний, похожая на розовый бриллиант в предрассветном тумане, на вершине которой мерцает свет (это позолоченная Мадоннушка). Так уж устроен человек, что не может он до конца насладиться красотою цветка, если не узнает его имени. Но если вы можете, то пока не читайте всё то, что ниже, а стремитесь наверх. Перед вашими глазами по правой стороне собора выступ – оставим мудрёные слова вроде абсида и трансепт. Выступ. В нём две металлические двери, ведущие к лифту. С другой стороны выступа такие же двери, ведущие к лестнице (более 400 ступенек). А наверху… наверху город, как его видят птицы, геометрия затейливых переходов, мраморное кружево, 1200 статуй, 145 шпилей, устремлённых в небо. И небо Италии без границ и оттенков.

Milano Duomo

Однако историю знать тоже не помешает. Собор есть свидетельство тогдашней мощи миланского государства. Он был задуман таким изначально (имеется в виду, на 40 тысяч человек), а слабое государство не может позволить себе таких идей: и кураж не тот, и денег никогда не хватит. Собор был начат в 1386 году. А за сто лет до начала строительства в Милане жил некто Бонвезин де ла Рива. Он преподавал грамматику, но главным занятием почитал любить и изучать город. До нас дошёл его главный труд “De magnalibus Mediolani” – «О чудесах Милана». В русских хрониках Милан фигурирует как Медиолан, поскольку первое официальное название города было именно Mediolanum. Слово состоит из двух корней, в которых хорошо просматриваются слова «средний» и «земли». То есть, «стоящий среди земель», поскольку город находится как раз в центре Паданской низменности. А название «паданская» происходит от реки По – самой большой реки Италии, поэтому на первый взгляд может показаться, что нужно писать «пОданская» . Но штука в том, что По на латыни писался Padus, так что низменность всё-таки Паданская.

Итак, Медиолан. Срединный город. Бонвезин даёт его хронологию, из которой явствует, что c V по XII век Милан был разрушен (готами, бургундами, лангобардами, Барбароссой) и отстроен заново как минимум 7 раз. Этот факт приводится затем, чтобы объяснить, почему Милан, в III веке бросающий тень и на самый Рим, сейчас, в отличие от того же Рима, не обладает столь откровенным античным наследием: его по разным причинам, в разных объёмах и разными способами разрушали вплоть до середины прошлого века. И свои, и чужие. Милан, как ни один город Италии, следует ходу времени, который выражается переменами во всех областях, в том числе, в архитектуре. Поэтому он и считается самым неитальянским.

По ходу дела. В I веке в Милане появился театр на 7000 зрителей, в III достроен цирк размерами 505 на 80 метров, был императорский дворец, амфитеатр 160 на 130 метров, термы Геркулеса и многое другое. Сейчас от былого великолепия сохранились крайне незначительные и незрелищные остатки.

В XIII веке это была процветающая метрополия, которая, по мнению Бонвезина, гораздо более Рима достойна быть центром христианства. Хотя бы потому, что Варнава (см. выше) сделался епископом миланским на четыре года раньше, чем Пётр стал епископом (папой) римским. Вот как пишет Бонвезин:

Рим есть большая планета
Милан – звезда
Наибольшая из всех.

Потому что вокруг города нет вонючих болот, но лишь прозрачные реки, чья вода много лучше вина. Улицы широкие, дома красивые общим числом более двенадцати тысяч пятисот. Жителей 250 тысяч (это он хватил, но за 100 тысяч точно). Город обнесён стеной, в которой шесть ворот, каждые имеют по две башни. Стены и ворота расписаны. В городе 200 церквей, 120 колоколен и 200 колоколов. Десять госпиталей и ещё пятнадцать в пригородах, бедняков лечат бесплатно. Жители набожны и всегда стоят на страже интересов католической церкви.

Ещё в городе:

10000 священнослужителей

120 судей

1500 нотариусов

150 хирургов

450 мясников

600 хлебопёков

1000 купцов

Безусловно, такому городу был нужен особенный собор. Его начали строить по велению Джан Галеаццо, самого славного из Висконти. При нём территориальная экспансия Милана достигает пика: в «миланскую провинцию» едва не попала Флоренция. Во всяком случае, флорентийцы уже чесали репу и готовились к решительным действиям, но преждевременная смерть герцога (1402) в очередной раз расставила точки над И-сторией: политическая и военная некомпетентность наследника вернула Милан чуть ли не к городским границам.

Собор строили без малого 600 лет. Вот основные исторические вехи:

В IV веке у городских стен возникла Basilica Nuova или Maior (главная) длиной более 80 метров, переименованная после в Santa Tecla. В XI за ней на территории современного Дуомо была построена Santa Maria Maggiore (опять-таки главная), и между ними оказался баптистерий San Giovanni alle Fonti (у источников) IV века. Санта Тэкла была полностью уничтожена в 1548, Санта Мария Маджоре только в начале XVIII века. Остатки св. Тэклы и баптистерия можно увидеть в подземных помещениях собора, вход внутри у центрального портала.

По ходу дела. Базилика соответствует русскому «храм», например, собор св. Петра в Риме тоже базилика, он так и называется: Basilica di San Pietro. Но изначально это были светские сооружения в Римской империи, предназначавшиеся для административных или судебных заседаний. Когда христиане получили от Константина официальный статус, им, естественно, понадобились культовые сооружения. Но языческие храмы не подходили: как правило, они были настолько малы (дом одного бога), что алтарь стоял на улице перед входом, а христианам нужна была массовость. Базилики со своей огромной (и, кстати, трёхнефной) структурой пришлись как нельзя более кстати.

Для управления строительством был создан совет Consiglio della Fabbrica из представителей клира и городской администрации, который в конце концов стал называться по имени всего строительства в целом Fabbrica del Duomo, что можно перевести как «соборное производство».

Это был совершенно официальный орган с соответствующей компетенцией, который существует и в наше время. Последнее здание на корсо Витторио Эмануэле (слева, прямо напротив абсиды собора) с большими часами на фасаде, привносящими, конечно же, ноту сюрреализма, называется palazzo della Veneranda Fabbrica (Пестагалли, 1853). Оно построено на месте соборного кладбища, лабораторных и складских помещений, обслуживающих строительство. В комплекс здания вошла также церковь S. Maria Assunta in Camposanto (Кроче, 1742).

Первый камень в Дуомо был заложен в 1386. Закладка фундамента началась в 1387. Первым архитектором был да Орсениго. В 1388 началось возведение стен. Изначально были предусмотрены три нефа, но в 1391 принимается решение о пятинефной конструкции. Дельи Органи, главный архитектор с 1407 по 1448, заканчивает абсидную часть (торцевое окончание) с главным алтарём, причём сохранившийся фасад церкви Санта Мария Маджоре по своему положению был как бы иконостасом. В 1418 году собор был освящён в первый раз. Дельи Органи сменяют Солари, сначала Джованни, у которого в помощниках был Филарете (тот, который сделал описание «идеального города»), затем Гуинифорте Солари. Возникают проблемы с так называемым фонарём (сейчас восьмиугольная конструкция на крыше), для решения которых были опрошены многие архитекторы и в том числе Леонардо, но в конце концов его проектирует и строит Амадео. После смерти Амадео появляется первый проект фасада с двумя башнями по бокам. До этого момента к строительству привлекались иностранцы. Например, огромные окна абсиды в 1389 рисует француз Бонавентуре, в 1392 окончательное решение подъёма – центральный неф много выше боковых – делается немцем Парлером, активно участвующем в строительстве кёльнского собора, а для фонаря пригласили ещё немца Нексенпергера, работающего над собором в Страсбурге. В 1567 году за Дуомо со своей неукротимой энергией берётся Карл Борромео, назначив главным архитектором Тибальди. Строительство вступило в новую, более активную фазу, и в 1577 собор был освящён во второй раз. В1580 Тибальди представляет свой проект фасада, начав тем самым длинную историю его оформления. Над фасадом работают впоследствии Басси, Буцци, Риккино, Мангоне. В конце концов, мнения разошлись настолько, что Фабрика обратилась к великому Бернини, а в работах наступает пауза.

В 1769 Кроче устанавливает на фонаре самый высокий шпиль, на котором в 1774 появляется статуя Мадоннины высотой 4,16 метра (отливка Бини), чей металлический каркас был обшит позолоченными медными листами. В 60-е годы прошлого века металл заменили на сталь. Опять сменяют друг друга уже знакомые нам Каньола, Поллак, Соаве. Фасад был закончен только при Наполеоне архитектором Амати в 1813 году. В 1892 доделан последний шпиль, но точка была поставлена лишь в 1965 году последним порталом справа, архитектор Мингуцци.

Milano Dumo

Я уже говорил, что название совета можно перевести как «соборное производство». Оно, как видите, было непрерывным и не закончилось до сих пор: идёт фаза эксплуатации. Загрязнение городской атмосферы, вибрации метро производят разрушения стен и статуй, над которыми постоянно ведётся кропотливая реставрационная работа. В 1969 из-за угрозы обвала четырёх несущих колонн купола было закрыто автомобильное движение вокруг Дуомо и замедлено движение поездов метро. Мраморный карьер в Кандолье, из которого добывался розоватый с серыми прожилками мрамор для строительства, до сих пор находится в собственности Фабрики.

Вот суммарные результаты: Длина собора 158 метров, ширина 66, ширина в трансепте (поперечном нефе) 93. Самый высокий шпиль 108,5 метра. Площадь 11.700 квадратных метров, это третий по величине собор католического мира после Рима и Севильи. Но могут возразить: а как же св. Павла в Лондоне? Так и я могу возразить: Дуомо третий собор КАТОЛИЧЕСКОГО мира (вспомните Реформацию). Общее количество статуй 3400, из них 2300 снаружи. Когда смотришь на собор издали, кажется, что он искусно вырезан ножницами из бумаги. В центре фасада надпись: Mariae Nascenti – Марии рождённой, то есть, собор посвящён Рождеству Богородицы. Duomo, хотя и происходит от латинского domus (изначально «дом патриция») и может быть интерпретирован как «главный дом» применительно к средним векам, давно уже сделался названием жанра: теперь дуомо это главный городской храм.

По ходу дела. Сенат (первый из 100 человек был учреждён ещё Ромулом) от латинского senex – старик; сенаторы – patres,отцы; потомки сенаторов – patrizi, патриции.

Площадь севильского собора Santa Maria de la Sede 11.850 квадратных метров, то есть, на 150 метров больше. Всего. Нет слов. 

Собор был задуман как готический, но до конца выдерживать его в этом стиле на протяжении 600 лет было невозможно. Если внимательно присмотреться к деталям фасада, то налицо явная эклектика: большие окна и балкон конца XVIII века (за основу был взят проект Буцци 1645-53) выполнены в классическом (ренессансном) стиле. Вульгарный коллаж оскорблял взоры тонких ценителей, поэтому в 1886 году был даже объявлен конкурс на замещение фасада, тем более что нашёлся спонсор, сделавший для этого существенное пожертвование. Когда пойдёте правым нефом в сторону алтаря, обратите внимание на мемориальную доску в пятом пролёте: на ней изображена именно победившая работа архитектора Брентано. Доской, слава богу, дело и ограничилось.

Величиной Дуомо сравним только с Миланом, и о нём тоже можно говорить бесконечно, поэтому я просто приведу рейтинг самых цитируемых в путеводителях фактов:

История с аббревиатурой A.U.F.

Каналы

Коронация Наполеона

Гвоздь

Крипта

Витражи

Усыпальница Gian Giacomo Medici

Св. Варфоломей

Канделябр Тривульция

A.U.F. – ad usum fabricae, то есть, «для нужд строительства». Это клеймо ставилось на мраморных блоках, предназначенных для строительства собора. Карьеры принадлежали герцогу, налогом стройматериал не облагался (не мог же герцог облагать сам себя), поэтому блоки и помечали, чтобы не вышло какой ошибки. Отсюда в Милане родилось выражение a ufo – на халяву. Это, пожалуй, самый цитируемый факт, поскольку хорошо укладывается в концепцию непринуждённого обращения с материалом, но хоть бы один автор поинтересовался, в каком веке миланцы пользовались этим выражением в последний раз.

Мраморные карьеры находились в Кандолье на lago Maggiore (озеро Маджоре), таскать оттуда каменные блоки по суше было бы весьма затруднительно, поэтому их доставляли по воде. Как уже отмечалось, вся история и география Милана связаны с водой, хотя в самом городе реки нет. Первый искусственный канал появился ещё в IV веке, воды рек Nirone и Seveso были направлены таким образом, чтобы заполнить ров вдоль городской стены. В XII во время нашествий Барбароссы вкруг новых городских стен был прорыт новый канал. С XIII века начинается создание единой водной городской системы, включившей в себя серию шлюзов (над которой работал и Леонардо) и искусственных водоёмов, называемых Darsena или Laghetto (озерцо). Самым известным было laghetto di S. Stefano (на месте нынешней via Laghetto), куда поступал строительный материал для Дуомо. Каналы были никакой не экзотикой, а необходимейшей частью городской жизни и городского менталитета. Но в XIX веке их начали засыпать или пускать под землю. С одной стороны, обострился вопрос городской гигиены (вода застаивалась), а с другой уже подпирал технический прогресс в лице автомобилей, менявший урбанистическую структуру. Окончательно каналы перестали существовать как единая система в 30-е годы прошлого века, сейчас на поверхности осталось три: на одном мы уже были, на двух других обязательно будем.

Наполеон короновался на Итальянское царство в 1805 году – этому высокоторжественному событию кафедральный собор и обязан окончанием (в основном, но далеко не окончательно) строительства. Оно, как мы знаем, велось медленно, а императору смертельно хотелось короноваться именно в кафедральном соборе, чтобы коронация была торжественной и запомнилась надолго. Когда он, упреждая епископа, возложил на себя корону, то сказал одну из своих знаменитых фраз: Dieu me la donne, gare a` qui la touche – Бог её мне дал, горе тому, кто её тронет.

На вошедших в первый раз Собор производит сильное впечатленье. Внутреннее пространство огромно и поделено на пять нефов, хотя канонически полагается три (например, собор св. Петра в Риме имеет три нефа, хотя по площади он почти в два раза больше). Если встанете лицом к алтарю, то на самом верху над ним увидите медальон, в центре которого неугасимая оранжевая лампадка – верный признак наличия важной реликвии. Там хранится гвоздь, которым Иисус был прибит к кресту.

По ходу дела. Три гвоздя привезла в Рим святая Елена, мать императора Константина. В 313 году в Милане он вместе с коллегой императором Лицинием принял ряд постановлений, получивших впоследствии общее название Константинов эдикт. Или Миланский эдикт – как вам больше нравится (по-моему, «миланский эдикт» гораздо изящнее, а?). Эдикт придавал христианству официальный статус, поэтому Константин считается первым христианским императором. Но дело было не в том, что язычнику вдруг воссиял свет истинной веры. Тогда в Империи уже обозначился общий кризис, в том числе, и в мировоззрении (римляне завоевали всё, что было можно, приток военной добычи прекратился, и Рим начал пожирать сам себя), а языческая доктрина в этом плане не давала никакой перспективы. Константин был большой прагматик и не мог не учитывать растущего влияния христианской секты, чья философия всё более отвечала нуждам момента, но сам он принял христианство лишь на смертном ложе.

Миланский гвоздь был обнаружен святым Амвросием, епископом миланским с 374 по 397 год и вообще замечательным человеком. В Милане есть традиция: 14 сентября в праздник Воздвижения епископ с четырьмя священнослужителями поднимается к медальону на специальной платформе, изымает дарохранительницу с гвоздём, опускается вниз и на два дня оставляет её на главном алтаре для всеобщего обозрения. Кажется, что епископ парит в воздухе, оттого церемония получается весьма торжественной и носит мистический оттенок. Традицию основал св. Карл Борромео.

Слово «крипта» происходит от греческого «крипто» – прячу. В русском языке ссылка: криптограмма. Изначально это было помещение в первых христианских кладбищах (катакомбах), в котором лежали мощи святых и мучеников. А после 13-года (см. выше), когда христиане получили возможность строить или оборудовать собственные храмы, крипта перешла в них и сделалась подалтарным помещением с прежней функцией. В крипте Собора лежат мощи св. Карла Борромео, он был канонизирован всего через 25 лет после кончины.

Если пойти правым нефом (вы лицом к алтарю) и остановиться у последней колонны, то вам откроется самый роскошный вид интерьера: пресбитерий (возвышение для алтаря и мест духовенства), абсида и огромные витражи. Это потрясающая гармония красок и соразмерности всех элементов, торжественная музыка, впечатленье которой ещё усиливают тысячи органных труб в алтарном ансамбле. Впрочем, есть и другое, одно из официальных, мнение: «экспериментаторство и, как следствие, сумятица элементов уравновешены торжественностью всего комплекса». Ну, это уж вам решать. Собор готический, так что подобные сооружения можно встретить в Европе повсеместно. Вон в Кёльне какой собор, а в Севилье, а в Страсбурге? Но даже на фоне этого готического великолепия миланский Дуомо выделяется двумя вещами: богатством отделки и витражами. Их расположение не носит хронологической последовательности. Те, что в абсидной части, самые парадные, но не оригинальные, они есть результат переделки 1833-62. Самый старый витраж 1473-77 это первый в правом нефе. По другой стороне идут самые праздничные, относящиеся почти все к XVI веку. Они исполнены в синем, голубом, жёлтом, зелёном, коричневом, красном, то есть, в цветах, которые приятны взору человека генетическим образом: синий это вода, зелёный – флора и т.д. Последний витраж был установлен в1988 году в правом нефе, его отличаешь сразу.

Milano Duomo

По ходу дела. В 1162 году вместе с императором Барбароссой пришёл в Милан епископ кёльнский Ройнальд фон Дассель, ибо наслышан был о важной реликвии – мощах библейских волхвов, хранящихся в одной из миланских церквей. Несмотря на принятые меры секретности, епископ мощи обнаружил и увёз их в Кёльн, там поместил в богатый ларец и выставил его на обозрение в своей церкви. Но приток паломников сделался таким, что новый епископ отдал приказ строить новый собор, ставший впоследствии знаменитым Кёльнским собором. Говорят даже, что он и послужил моделью для Дуомо (Кёльнский на 130 лет старше).

Первое же захоронение в трансепте справа, как только кончается правый неф, принадлежит Джан Джакомо Медичи, маркизу Мариньянскому и кондотьеру (начальнику отряда наёмников), умершему в 1555. Надгробие выполнено уже знакомым нам Леоне Леони, хотя вначале заказ собирались отдать Микеланджело. Иные путеводители выражают удивление тем, как могло светское захоронение уцелеть вблизи алтаря после того, как Карл Борромео в 1565 издал категорическую директиву, по которой в непосредственной близости от алтаря могли находиться только захоронения церковных иерархов и святых. В результате чистки были утеряны многие произведения искусства. Действительно, не знаешь, что и думать. Не могло же это быть только потому, что маркиз был родным братом папы Пия IV? Правда, и сам Карл Борромео был племянником того же папы… Диалектика: жить в миру и быть свободным от мира нельзя. Капелла (придел) в правой части посвящена S. Giovanni Bono, алтарь и статуя выполнены Элиа Буцци в 1763.

Святой Варфоломей и Канделябр Тривульция это две вещи, которые просто не могут остаться незамеченными. Статуя святого как раз напротив усыпальницы кондотьера. Варфоломей принял мученическую смерть от рук язычников: с него живого содрали кожу. Посему плащ, который он держит на согнутой руке, это кожа и есть. Скульптор так гордился своей анатомической работой, что отметил на пьедестале: не Пракситель создал это, но Марко д`Аграте (1562). Канделябр стоит с другой стороны трансепта, это бронза XIII, вклад первосвященника собора Тривульцио (1562). За ним капелла Madonna dell`Albero, алтарь работы того же Буцци 1768.

Алтарь, перед которым всегда горят свечи (Пеллегрини, XVI), содержит деревянное распятие, которое нёс Карл Борромео во время крестного хода по случаю эпидемии чумы 1576.

Уже перед самым выходом из собора купель для крещения: древнеримская ванна из порфира в окружении четырёх колонн коринфского ордена.

Рядом со статуей св. Варфоломея есть выход на улицу. А напротив выхода на улицу есть вход в Музей миланского Дуомо – Museo del Duomo di Milano, открытый в 1953 (время работы с 9.00 до 18.00). Его экспозиция состоит из скульптур и архитектурных элементов, фрагментов древних витражей, гобеленов, эскизов, чертежей и всего остального, относящегося к истории строительства.

Читать следующую часть: За покупками.

Читать предыдущие части:

  1. Вступление
  2. История и культура - corso Buenos Aires
  3. За покупками – corso Buenos Aires. Где поесть.
  4. Сверх программы - naviglio Martesana
  5. История и культура: corso Venezia, corso Vittorio Emanuele, Duomo 1

 

Книга публикуется с разрешения автора.
При любом копировании материала ссылка на http://www.liberum-center.ru/ обязательна.