+7 (925) 506-65-19, также WhatsUp

  +7 (916) 720-77-30

Неизвестный Милан - История и культура - corso Buenos Aires


"Неизвестный Милан"
книга Александра Петрожицкого

Читать предыдущую часть:
Вступление

Хотя Милан был основан в IV веке до н.э., его историческая граница вплоть до XIX проходила по второму кольцу, поэтому логичнее (можете рассматривать как совет) было бы начать наш маршрут от Порта Венеция: историческим центром считается как раз то, что находится внутри второго кольца. Это совсем не значит, что снаружи история не творилась, но почувствовать её человеку, который с нею не знаком, очень непросто.

piazzale Loreto Milano

Итак, маршрут начинается от пьяцца Лорето. В 1782 году при австрийцах была проложена королевская (в смысле казённая) дорога  в Лорето, известный монастырь, частично повторяющая древнеримскую дорогу от Восточных ворот (см. дальше). Сама же площадь была открыта только в 1838 году при строительстве военной дороги в Монцу. От неё начиналась и дорога на Венецию по современной via Padova. Все итальянские путеводители сразу указывают на главную «достопримечательность» площади: в 1945 году на бензоколонке патриоты вывесили для всеобщего обозрения трупы Муссолини и его женщины Кларетты Петаччи. Место было выбрано не случайно: в 44-ом здесь были расстреляны нацистами 15 мирных горожан. Официальная история, хотя и признаёт заслуги дуче, склонна осуждать его за то, что он ввязался во вторую мировую войну на стороне немцев. Более трезвая история признаёт его несомненные заслуги и тот факт, что Муссолини не мог не ввязаться в войну. История в плане достоверности вещь  ненадёжная, я имею в виду письменные свидетельства, и для её понимания всегда лучше обращаться к материальным фактам. Если, находясь на углу площади, посмотреть направо вдоль viale Brianza, можно увидеть Центральный вокзал (архитектор Стаккини, 1931). Если пойти прямо по Корсо и смотреть направо в каждую улицу вплоть до via Scarlatti, то будет виден вокзал. И это лишь половина! В принципе, он лежит в стороне от нашего маршрута, но если будет желанье, то можно и свернуть ненадолго, особенно если вы приехали в Милан из аэропорта на автобусе.

центральный вокзал Милана

Вокзал огромен и величественен (ширина фасада 207 метров, высота 50, длина всего комплекса немногим менее километра), чистота архитектурного контекста вокруг него удивляет. Он выполнен в классическом имперском стиле, выражающем имперские амбиции дуче. Муссолини был одним из немногих итальянских политиков, который думал о величии государства, а не о чём думают обычно политики. Как уже отмечалось, Италия не есть нация в классическом понимании. Например, если итальянец увидит, что вы носите в кармане портрет президента своей страны, то совершенно не исключено, что вслед вам он постучит пальцем по лбу (как у нас крутят у виска). Или не постучит, но всё равно посчитает вас странным. Чтобы итальянец забыл про свой провинциализм и ощутил принадлежность к Италии, нужен очень серьёзный повод. Например, чемпионат мира по футболу. Говоря о футбольном клубе своего города, они обязательно скажут: мы победили. Или: мы проиграли. Или: мы сегодня играли неважно. Когда играет сборная, они говорят «мы», имея в виду Италию. При дуче случилось то же самое. Он сумел дать итальянцам национальную идею.  То есть, идея может быть только одна: сильная процветающая нация. Дуче заставил их поверить, что это возможно, дуче превратил их в нацию. Киноленты – свидетельства энтузиазма тех лет. Центральный вокзал – свидетельство энтузиазма тех лет. До Муссолини он находился на 800 метров ближе к центру. Дуче решил его перенести –  местонахождение, не само здание. Проект был очень большой, но маленьких он не признавал: то было время действия. Тысячи людей шли под его балконом, чтобы взглянуть на вождя. Те же люди, которые приходили на площадь Лорето уже поглазеть на военного преступника. Закон торговли: клиент всегда прав. Закон законов истории: обыватель всегда прав.

Прямо от вокзала начинается via Pisani. Очень широкая, очень современная, никто не верит, что и она была построена в 30-е годы, а в начале улицы стоит самый высокий небоскрёб Милана grattacielo Pirelli (Понти, Форнароли, Росселли, Валтолина, дель Орто). Или, как его окрестил кто-то, Pirellone (что соответствует нашему «Пиреллище»). Он был построен по заказу известной фирмы в 1955-60 годах. Высота здания 127 метров, а в те времена ещё действовала древняя норматива, запрещающая строить в Милане здания выше 108 метров – именно на этой высоте находится символ Милана la Madonnina («мадоннушка») на самом высоком шпиле Дуомо. И тогдашний епископ миланский кардинал Монтини, ставший впоследствии папой Павлом IV, велел тайно поместить копию Мадонни`ны на крышу небоскрёба. Он вновь заявил о себе после американских событий 11 сентября: 18 апреля 2002-го года в небоскрёб Пирелли влетел самолёт. Вообще, Италия долго тянулась за Америкой, что вполне объяснимо: американцы вложили в неё много денег после второй мировой войны, но взамен разместили на её территории военные базы, ввели контроль за внутренними делами и насадили свои культурные ценности (кока-колу, Элвиса Пресли и приоритет денег в любом вопросе). Италия стремилась походить на Америку, но поскольку масштаб и сам национальный дух были явно не те, всякий раз получались карикатуры. Последней был случай с самолётом. Во-первых, он был маленький, вроде кукурузника; во-вторых, жертв было «всего» четыре, включая пилота; в-третьих, никакого необратимого вреда зданию причинено не было. Но я помню, с какой тайною надеждой заговорили в Италии о крупном террористическом акте, с какою тщательно скрываемой гордостью давали понять, что вот ведь и у нас не хуже! Расследование показало, что самолёт, направлявшийся в Линатэ, потерял управление вследствие технической неисправности. Здание было капитально отремонтировано, о катастрофе забыли. Небоскрёб Пирелли, в котором с 1978 года находится региональный совет Ломбардии, можно увидеть и с корсо Буэнос Айрес, посмотрев направо вдоль via Vitruvio – по ней мы возвращаемся на главную ось.

небоскреб Pirelli в Милане

Если продолжить наш первоначальный маршрут и дойти до via San Gregorio, то отсюда и до via Veneto всё пространство справа занимал Лазарет, построенный ещё в XV веке при герцоге Людовико Сфорца. Это был огромный четырёхугольник площадью в 140.000 квадратных метров, куда свозились заражённые во время больших эпидемий чумы, потрясавших город до середины XVII века. В нём было 288 комнат, в центре стояла открытая со всех сторон церковь, по внешнему периметру проходил ров, заполненный водой. Когда эпидемии прекратились, Лазарет стал использоваться под продуктовые склады, потом здесь был размещён гарнизон, а следом потихоньку начали селиться ремесленники, мелкие торговцы и вообще городской люд без определённых занятий и определённого местожительства. В 1881 году Лазарет был выкуплен одним банком и уничтожен, чтобы дать место новым застройкам. Сейчас от Лазарета осталась та самая церковь (но уже с замурованными стенами) на largo Bellintani, улица с одноимённым названием и кусочек внешней стены на  via San Gregorio, 12. На виа Сан Грегорио, 5 находится и церковь S. Nicola – одна из двух православных церквей Милана.

По ходу дела: слово лазарет происходит от слияния двух слов: Лазаря (которого воскресил Христос) и венецианского острова св. Марии из Назарета, где в 1423 были впервые изолированы заражённые чумой.

Далее у нас идёт viale Tunisia. Она образовалась в тридцатые годы на месте  железнодорожной эстакады, пересекавшей Корсо и входящей в узел старого Центрального вокзала. От тех времён осталось напоминание в виде трамвайных путей. От более древних времён, от Лазарета, в определённом смысле остался целый квартал, который находится между вьяле Тунизия, Корсо и вторым кольцом. Здесь живут иммигранты, в основном, африканской направленности. Когда перейдёте через кольцо и ступите на корсо Венеция, вы не сможете не заметить контраст: это две разных эпохи, два различных социальных уровня. Так оно и было. Буэнос Айрес явился следствием изменений во всех сферах жизни, последовавших за объединением Италии. В 1873 году был принят план урбанизации пригородов, Милан тут же вышел из своих исторических границ и прежде всего обратился на северо-восток. Но Аргентинец поначалу оказался в ранге слободы, тем более, что на территории Лазарета, как можно представить, был не самый благополучный квартал. Возможно, это обстоятельство каким-то метафизическим образом и сыграло свою роль. В квартале много так называемых call-center для иностранцев, где можно позвонить на далёкую родину за малые деньги, магазинов с национальной пищей и продуктами ремесла, ресторанов с национальной кухней, которые не указаны в рубрике «где поесть». Естественно, в квартале живут не только иммигранты, но и аборигены, и в плане безопасности он ничем не отличается от всех прочих.

Буэнос Айрес застраивался в самый расцвет итальянского Либерти. Архитектурных подтверждений этому на корсо и в округе предостаточно, но знатокам – поскольку речь идёт не о помпезных фасадах, но о деталях, значимых с точки зрения эволюции стиля – рекомендую такой маршрут: via Melzo (от корсо Буэнос Айрес налево), затем направо по via Malpighi, и закончить на углу via Mascagni и viale Piave: там сейчас здание отеля Diana Majestic, перестроенного из кинотеатра cinema Diana, который в свою очередь унаследовал имя от бывшего в этом месте бассейна bagno di Diana – «купание Дианы» (Пиццала, 1842). Несмотря на название, женщины сюда не допускались. Бассейн был огромен (100 х 25), по периметру его окружали плакучие ивы и каштаны, между которыми дефилировали усачи в полосатых майках и купальных трусах до колен.  В 1908 здесь открылся целый комплекс (Манфредини), включивший в себя гостиницу, танцевальный зал, ресторан с садом, театр Kursaal Diana (ставший впоследствии кинотеатром) и поле для игры Pelota (вроде бейсбола). В театре по вечерам давались великолепные спектакли кабаре, составлявшие конкуренцию кафе Трианон (см. дальше), в саду прогуливались среди фонтанов с подсветкой или прятались в тени деревьев парочки, а за столиками вокруг  бейсбольного поля делались яростные ставки. То был один из центров светской жизни. Отель видно и с piazza Oberdan (слева), которой заканчивается корсо Буэнос Айрес.

По ходу дела: женщины получили доступ в общественные бассейны Милана только в 1930 году.

В субботу на Корсо буквально не протолкнуться, кажется, что вся миланская провинция съезжается сюда за покупками. Корсо занимает первое место в Европе по товарообороту среди подобных улиц, но об этом – в главе «за покупками».

Читать следующую часть:

За покупками – corso Buenos Aires. Где поесть.

Книга публикуется с разрешения автора.
При любом копировании материала ссылка на http://www.liberum-center.ru/ обязательна.